Р. ЛИВШИЦ

ОБЩЕСТВЕННОЕ БЫТИЕ И ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ

Новые идеи не могут быть выражены на старом языке. Такова причина, по которой каждый оригинальный мыслитель одновременно и языкотворец1. Невозможно, например, представить себе систему И. Канта, изложенную без понятий “феномен” и “ноумен”, “вещь в себе” и “трансцендентальный метод”. Воззрения М.М. Бахтина нельзя адекватно истолковать без привлечения понятий “вненаходимость”, “не-алиби в бытии”, “участное отношение к Другому”, составляющих “изюминку” его концепции. К. Маркс и Ф. Энгельс обогатили философский язык целым рядом новых понятий, в том числе категориями “общественное бытие” и “общественное сознание”. Почему они не сочли возможным ограничиться уже готовыми языковыми средствами, а встали на путь создания собственного понятийного аппарата? Ответ достаточно очевиден: потому что старые мехи пригодны только для старого вина. Материалистическое понимание истории (а именно оно образует ядро марксистской социальной философии, составляет differentia specifica марксизма) не может быть выражено в таких формулировках, как “мнения людей определяются условиями их существования” или “дух народа зависит от того, какова его жизнь”. Во всяком случае, не может быть выражено без существенных смысловых потерь. И дело не только в том, что понятия “мнения людей”, “дух народа” и ряд подобных прочно вписаны в определенный идейный контекст и потому имеют вполне определенные коннотации. “Мнение” есть нечто субъективное, нечто такое, что является предметом свободного воления. Иметь мнение значит просто быть в состоянии сформулировать суждение по тому или иному вопросу. Само утверждение “таково мое мнение по данной проблеме” подразумевает отказ от претензии на обладание истиной. В понятии мнения акцентируется внимание на способности субъекта к выбору позиции, а не на содержании самой этой позиции. Положение не меняется от того, что мнение одного человека мы заменим мнением группы людей. Общее мнение – это сумма частных мнений, не более того. Совпадение моего мнения с мнением массы других человеческих существ – психологически важный фактор, повышающий степень моей уверенности в правильности выбранной позиции, но в гносеологическом отношении значение такого совпадения равно нулю. Что касается понятия “дух народа”, то оно настолько неопределенно, метафорично, перегружено ассоциациями, что использовать его в системе воззрений, ориентированных на идеал научности (а именно к этому стремился К. Маркс), вряд ли возможно. Не следует к тому же забывать, что социально-философская концепция Маркса вырабатывалась путем творческого преодоления философии истории Гегеля, что предполагало размежевание не только идейное, но и терминологическое.

Понятие “сознание” в этом смысле безупречно. Оно – при всей его сложности – обладает достаточно ясным смыслом и не отягощено уводящими в сторону от основной идеи Маркса коннотациями. Но Маркс ведет речь не просто о сознании, а о сознании общественном. В самом понятии “общественное сознание” заложено, по меньшей мере, две идеи: во-первых, идея социальной обусловленности сознания индивида; во-вторых, представление об обществе как самостоятельном субъекте отражения действительности. В первой идее намечен путь к преодолению социологической робинзонады. Вторая имплицитно содержит в себе новое понимание исторического процесса. Последнее может быть выражено только через употребление понятия, образующего диалектическую противоположность понятию общественного сознания. Естественным образом в роли такого понятия выступило “общественное бытие”. Смысл понятия “общественное бытие” может быть передан через ряд синонимов: “жизнь людей”, “обстоятельства человеческой деятельности”, “жизнедеятельность”, но любой из этих и всех иных возможных синонимов уступает ему в смысле ясности и смысловой завершенности.

В момент появления тех или иных новаций невозможно сказать, насколько они окажутся жизнеспособными. Лишь время отсеивает всяческую шелуху, оставляя зерна мудрости, достойные внимания потомков. Полтора века – достаточный срок для того, чтобы судить о ценности идей К. Маркса и Ф. Энгельса. Сейчас уже трудно себе представить, что когда-то философская мысль обходилась без понятий “общественное сознание” и “общественное бытие”. Они прочно вошли в ткань философского дискурса, как и вся проблематика, с ними связанная. Сошлемся в этой связи на авторитетное мнение М.К. Мамардашвили: “… Маркс входит в немногочисленный круг мыслителей в истории человечества — во всей истории их можно перечесть по пальцам, — которые поднимали мыслью целые пласты реальности, обнажали целые массивы новых предметных переплетений и зависимостей. Отчетливо фиксируя условия и посылки подобного “геологического обнажения”, они на столетия определили сам стиль познающего мышления, точки отсчета его движения, тип его рациональности”2.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Запись оставлена Воскресенье, Июль 15th, 2012 в 8:47 пп в категории Политология. Вы можете следить за комментариями по RSS 2.0 комментариям. Комментарии и пинги закрыты, извините.

Комментарии закрыты.