15
Июл

ВВЕДЕНИЕ В НАУКИ О ДУХЕ

  Автор: admin   , категория Философия

Отставание, на которое, таким образом, обречено научное объяснение, в действительности связано в нашем сознании с общим отношением к природе, укорененным в целостности нашей духовной жизни вообще и являющимся тем основанием, из которого выделился и затем приобрел самостоятельность современный научный подход к природе. Мы показали, что дух Платона и Аристотеля, Августина и Фомы Аквин-ского такого выделения еще не знал. Для них созерцание природных форм неотделимо от сознания совершенства, умопостигаемой красоты мироздания. Вначале обособление механического объяснения природы из общей взаимосвязи жизни, в которой нам дана природа, привело к устранению из естествознания идеи целесообразности. Но во взаимосвязи жизни, в которой дана природа, эта идея осталась, и если понимать телеологию в том смысле, в котором ее понимали греки, то есть как сознание прекрасной, умопостигаемой и сообразной нашей внутренней жизни взаимосвязи, то идея целесообразности вечно будет жить в человеческом сердце. Природные формы, виды и типы — все несет на себе отпечаток этой имманентной целесообразности, и даже дарвинисты не столько отрицают ее, сколько как бы отодвигают в сторону. Сознание целесообразности, кроме того, теснейшим образом свя-

671

зано с познанием логичности природы, в силу которой в ней закономерно возникают различные типы. Такая логичность, однако, строго доказуема. Ибо не важно, знаками чего именно являются наши впечатления, но сосуществование и последовательность этих знаков, находящихся в жестко установленных отношениях с другим, данным в воле, можно свести в некоторую систему, которая соответствовала бы свойствам нашего познания.

Одновременно с проведением механистического объяснения природы глубинное сознание жизни в природе, данное нам в целостности нашей собственной жизни, с непреодолимостью природного явления находит себе выражение в поэзии — и не как некая прекрасная видимость или форма (что могли бы предположить сторонники формальной эстетики), но как мощное чувство жизни: сначала в ощущении природы у Руссо, обнаруживавшего склонность к естественнонаучным знаниям, а затем в поэзии и философии природы у Гете. Последний со страстью и болью, тщетно, не имея подспорий для ясной полемики, пытался опровергнуть точные результаты ньютоновского механического объяснения природы, усматривая в последнем философию природы, а вовсе не то, чем оно было на самом деле, а именно развитием одной из наличных в природе частичных взаимосвязей в качестве абстрактного подспорья для познания природы и ее использования. Даже Шиллер противопоставлял расчленяющему и умертвляющему научному анализу синтез художественного восприятия мира, считая его методом познания более высокой ступени истины — метафизической, и, соответственно, в своей эстетике приписывал художнику постижение самостоятельной жизни природы. Итак, мы видим, что в процессе дифференциации душевной жизни и общества то святое, незыблемое и всемогущее, что фактически дано нам в жизни как природа и выступает излюбленным предметом поэтов и художников, остается тем не менее недоступным научному анализу. И здесь нельзя хулить ни художника, живущего тем, что абсолютно не существует для ученого, ни ученого, понятия не имеющего о том, что составляет для художника сладчайшую истину. В дифференциации общественной жизни такая система, как поэзия, постоянно изменяла свою функцию. С момента утверждения механического взгляда на природу поэтическое творчество сохраняло замкнутое в себе, не подлежащее никакому объяснению великое чувство жизни в природе, продолжает сохранять то, что переживается, но не может быть постигнуто, дабы оно не испарилось в разлагающих операциях абстрактной науки. В этом смысле писания Карлейля и

672

Эмерсона — это поэзия без образов. Вот почему все популярные описания природы, сентиментально вкладывающие обманчивую игру внутренней жизни в ясные и твердые представления анализирующего чувственную данность рассудка, суть лишь презренные гермафродиты; вот почему немецкая философия природы была сплошным запутыванием познания природы (поскольку вводила в ее объяснение дух) и принижением духа (поскольку погружала дух в природу), тогда как поэзия никогда не изменяла своему бессмертному предназначению:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240

Запись оставлена Воскресенье, Июль 15th, 2012 в 8:47 пп в категории Философия. Вы можете следить за комментариями по RSS 2.0 комментариям. Комментарии и пинги закрыты, извините.

Комментарии закрыты.