15
Июл

ВВЕДЕНИЕ В НАУКИ О ДУХЕ

  Автор: admin   , категория Философия

В этот момент окончательно подорванным оказывается метафизическое доказательство как таковое, сохранявшее силу на протяжении всей истории метафизики. Кроме того, благодаря открытиям, касающимся изменений, происходящих в небесных телах, а также открытиям, сделанным в сфере механики и физики неба, было упразднено различение высшего, неизменного мира и переменчивого мира подлунного. Все, что осталось, — это метафизическое настроение, фундаментальное метафизическое чувство, которое было свойственно человеку на протяжении долгого периода его истории, еще с тех времен, когда пастушеские народы Востока устремляли свой взор к звездному небу, а жрецы в об-

1 Kepler. Mysterium cosmographicum, с. 20.

2 Мы цитируем здесь знаменитые общие замечания к третьей книге «Принципов математики» Ньютона.

663

серваториях храмов соединяли поклонение звездам с их наблюдением. Это фундаментальное метафизическое чувство в человеческом сознании всегда тесно связано с психологическими истоками веры в Бога. В его основе — безмерность пространства как символа бесконечности, чистый свет звезд, словно свидетельствующий о существовании горнего мира, но прежде всего — умопостигаемый порядок, который даже между привычным движением звезды на небосклоне и нашим геометрическим представлением о пространстве устанавливает таинственную, но живо ощущаемую связь. Когда все это соединяется в одно настроение, душа растет и ширится, а окружающая ее умопостигаемая божественная взаимосвязь простирается в бесконечность. Это чувство не может исчезнуть, растворившись в том или ином научном доказательстве. Метафизика умолкает. Но когда над миром спускается ночь, то в ее тиши нам еще слышна гармония сфер, о которой пифагорейцы говорили, что ее заглушает лишь мирской шум, и нас охватывает метафизическое настроение, которое лежало в основе всякого доказательства и которое переживет все доказательства вместе взятые.

Однако если современное естествознание привело таким образом к разложению всей описанной выше метафизики субстанциальных форм и психических сущностей, вплоть до ее сокровеннейшей сердцевины — идеи единой духовной причины мира, то встает вопрос: что же пришло ей па смену ?

Что анализ сложных форм природы поставил на место этих formae substantiales,* которые прежде были предметом дескриптивного познания и возведения к духоподобным сущностям? Отвечали на это, правда, так: новую метафизику. И в самом деле, пока разделяют точку зрения (недавно названную Фехнером «ночным взглядом на вещи»), для которой атомы и гравитация суть метафизические сущности, подобные субстанциальным формам прошлого, до тех пор можно говорить, конечно, только о замене старой метафизики на новую, причем нельзя даже утверждать, что на лучшую. Такой новой метафизикой был материализм, и современный естественнонаучный монизм является его преемником и наследником именно потому, что считает атомы, молекулы и гравитацию сущностями, такими же реальностями, как любой другой объект, который можно увидеть и ощупать. Однако отношение настоящего позитивного исследователя к понятиям, с помощью которых он познает природу, иное, чем у метафизических монистов. Сам Ньютон усматривал в силе притяжения лишь вспомогательное, необходимое для формулировки закона понятие, никак не связанное с познанием

664

физической причины.1 Для большинства выдающихся естествоиспытателей такие понятия, как «сила», «атом», «молекула», суть система вспомогательных конструкций, посредством которых человек постигает условия налично существующего, выстраивая из них ясную и практически полезную взаимосвязь. И это соответствует действительному положению дел.

Вещь и причина не могут быть указаны в чувственных данных в качестве составных частей восприятия. Не являются они и результатом формального требования необходимой логической взаимосвязи между элементами восприятия, и тем более— результатом простых отношений сосуществования и последования элементов восприятия. Поэтому им, с точки зрения естествоиспытателя, недостает легитимности происхождения. Они образуют содержательные, коренящиеся в переживании представления, благодаря которым нашим восприятиям свойственна внутренняя взаимосвязь и развертывание которых происходит на уровне, предшествующем сознательному воспоминанию.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240

Запись оставлена Воскресенье, Июль 15th, 2012 в 8:47 пп в категории Философия. Вы можете следить за комментариями по RSS 2.0 комментариям. Комментарии и пинги закрыты, извините.

Комментарии закрыты.