15
Июл

ВВЕДЕНИЕ В НАУКИ О ДУХЕ

  Автор: admin   , категория Философия

42* 659

этих процессов— субстанции, которые, в отличие от чувственно воспринимаемых объектов, не подвластны возникновению и исчезновению. Таким образом, и мыслительная работа современного естествознания совершенно не отличается от мыслительной работы древних греков, искавших первопричины космоса. В чем же тогда состоит основная отличительная черта исследования природы, осуществляемого новейшими народами, в чем особенность того подхода, который позволил им разрушить старую систему космологии?

Уже в алхимии немаловажное значение приобретает обращение к истинным факторам природы. Аристотелевское учение об элементах взяло за основу качества, доступные простому восприятию, — тепло, холод, влажность, сухость. На той стадии развития химии, которую представляет Парацельс, применяется химический анализ, позволяющий пойти дальше этого описательного метода исследования — к реальным факторам, составляющим материю. Различаются три основные субстанции (tres primas substantias): то, что горит, — сера; то, что дымится и возгоняется, — ртуть и то, что остается несгораемым пеплом, — соль. И только уже из этих основных веществ, которые хотя и нельзя представить изолированно, но можно различить в процессе сгорания с помощью искусства химии, Парацельс выводит аристотелевские элементы. Так обозначился путь, позволяющий посредством фактического разложения материи в эксперименте приблизиться к химическим элементам; возможно, что именно процесс горения, который был для Па-рацельса исходным, дал Лавуазье возможность перейти к количественным методам анализа. Однако задолго до того, как химия обрела прочную основу, точной наукой, благодаря Галилею, стала механика. Говоря об этой заслуге Галилея, Лагранж подчеркивал, что если для обнаружения спутников Юпитера, фаз Венеры и пятен на Солнце требовались только телескоп да исследовательское терпение, то выявить законы природы в явлениях, которые все время были перед глазами, но до сих пор не находили себе объяснения, мог только человек исключительного ума. Простые, понятийно и количественно определенные представления, положенные Галилеем в основу рассуждений, предполагали разложение процесса движения на абстрактные компоненты, и именно в силу простоты фундаментальных взаимосвязей они позволяли подчинить движения законам математики. Внешне столь очевидный принцип инерции перечеркивал всю описанную нами выше метафизическую теорию, согласно которой движение осуществляется только благодаря продолженному действию породившей его причины, а следова-

660

тельно, в основе равномерно продолжающихся движений должна лежать равномерно действующая причина. На эту теорию, которая напрашивалась сама собой из чувственной наглядности движения тел, получающих толчок и возвращающихся в состояние покоя, опиралось допущение о психических сущностях как причинах широкого круга природных изменений, хотя, с другой стороны, сила его в большей мере обусловливалась рациональностью движений. Теперь же открытый Галилеем принцип показал, что причина продолжения движения заключена в существующей у самого объекта необходимости в продолжении такого движения. Соответственно этой необходимости, движущееся тело проходит каждый последующий дифференциал своего пути постольку, поскольку оно прошло предыдущий. Основание метафизического подхода к природе было уничтожено.

Первым приложением механики к запутанной системе фактов, и в то же время самым блестящим и высоким, на какое она способна, стало применение ее к движениям больших космических масс. Так возникла небесная механика. Ее возможность была обусловлена прогрессом математики в области аналитической геометрии и дифференциального исчисления. Теория гравитации — этой незримой связующей силы звездного мира — подчинила сложный механизм обращающихся в космосе тел механическому способу рассмотрения. А души небесных тел, с помощью которых метафизика пыталась объяснить природу, потеряли свое значение и стали легендами ушедшей эпохи.

Осуществлявшееся таким образом неизмеримо громадное изменение человеческого представления о мире началось, когда Коперник — следуя грекам, ставившим в своих изысканиях ту же цель, — поместил Солнце в центр мироздания. « Ибо кто мог бы, — говорит он, — указать этому факелу иное место в великолепном храме природы?» В трех законах Кеплера было развернуто описание фигур и числовых соотношений гелиоцентрических движений планет, в которых он, идя по стопам пифагорейцев, созерцал небесную гармонию. Ньютон попытался найти объяснение процессам движения. В его основу он положил два различных фактора движения. Первый из них — это толчок, полученный планетой и направленный по касательной к траектории, по которой она движется. Второй — гравитация. Влиянием этих двух факторов объясняется искривление планетных траекторий. Таким образом, после того как проблема, благодаря гелиоцентрической модели Коперника, получила более простую, а после трудов Кеплера — детально уточненную формулировку, на место духовных сущностей, чья способность

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240

Запись оставлена Воскресенье, Июль 15th, 2012 в 8:47 пп в категории Философия. Вы можете следить за комментариями по RSS 2.0 комментариям. Комментарии и пинги закрыты, извините.

Комментарии закрыты.