15
Июл

Невозможность общества

  Автор: admin   , категория Философия

Этот первый жест, таким образом, подразумевает невозможность фиксированного значения. Но это еще не все. Дискурс, в котором значение не может быть зафиксировано, есть не что иное как дискурс психотика. Следовательно, второй жест заключается в попытке осуществить эту, в конечном счете, невозможную фиксацию. Социальное – это не только бесконечная игра различий, но это также попытка ограничить эту игру, приручить бесконечность, заключить ее в конечность порядка. Но этот порядок – или структура – больше не принимает форму основополагающей сущности социального; скорее это попытка –нетвердая и сомнительная по определению – охватить «социальное», установить гегемонию над ним. В известном смысле, существует сходство между тем, к чему мы здесь стремимся, и попыткой Соссюра ограничить принцип произвольности знака, утверждая относительный характер данной произвольности. Соответственно, проблема социальной всеобщности формулируется в новой терминологии: «всеобщность» не устанавливает границы «социального», превращая его в фиксированный объект (то есть «общество»). Скорее социальное всегда выходит за пределы попыток конституировать общество. В то же самое время, однако, эта «всеобщность» не исчезает: хотя соединение этих попыток, в конечном счете, невозможно, тем не менее, возможен переход к относительной фиксации социального через институт узловых точек. Но если дело обстоит таким образом, вопросы касательно узловых точек и их относительного значения не могут определяться sub species aeternitatis. Каждая общественная формация обладает своими собственными формами детерминации и релятивации автономии, которые всегда вводятся посредством сложного процесса сверхдетерминации и потому не может учреждаться a priori. С таким пониманием капитулирует различие базиса-надстройки, а вместе с ним и концепция идеологии как необходимого уровня каждой общественной формации.

Если мы сейчас начнем рассмотрение второго подхода к идеологии – идеология как ложное сознание, – то обнаружим сходную ситуацию. Понятие ложного сознания имеет смысл только в том случае, если можно зафиксировать идентичность социального агента. Только на основе знания о его истинной идентичности мы можем утверждать, что сознание субъекта «ложно». И это, конечно, предполагает, что идентичность должна быть позитивной и непротиворечивой. В рамках марксизма концепция такого рода субъективности основывается на понятии «объективных классовых интересов». Я не собираюсь здесь подробно обсуждать формы учреждения, следствия и границы такой концепции субъективности. Я лучше просто сошлюсь на два процесса, приведших к прогрессивному отказу от нее. Во-первых, разрыв между «действительным сознанием» и «приписанным сознанием» становился все более глубоким. Способ, которым заполнялся этот разрыв – через присутствие Партии, игравшей роль носителя объективных исторических интересов класса, – вел к образованию «просвещенного» деспотизма интеллектуалов и бюрократов, которые выступали от имени масс, объясняли им их истинные интересы и навязывали все более и более тоталитарные формы контроля. Реакция на такое положение неизбежно принимала форму утверждения действительной идентичности социальных агентов, противостоящих «историческим интересам», которыми их обременяли. Во-вторых, сама идентичность социальных агентов все более и более ставилась под сомнение, когда поток различий в развитых капиталистических обществах показал, что идентичность и гомогенность социальных агентов была иллюзией, что всякий социальный субъект, по существу, является децентрованным, что его/ее идентичность – это всего лишь изменчивая артикуляция непрерывно изменяющихся положений. Тот же избыток значения, тот же сомнительный характер любой стуктурации, который мы находим в области социального порядка, также должен быть обнаружен в области субъективности. Но если всякий социальный агент – это децентрованный субъект, если при попытке определить его/ее идентичность мы не находим ничего, кроме калейдоскопического движения различий, то в каком смысле мы можем говорить о том, что субъекты не узнают себя? Теоретическое основание, которое делало осмысленной концепцию «ложного сознания», несомненно, распалось.

Страницы: 1 2 3

Запись оставлена Воскресенье, Июль 15th, 2012 в 8:47 пп в категории Философия. Вы можете следить за комментариями по RSS 2.0 комментариям. Комментарии и пинги закрыты, извините.

Комментарии закрыты.